Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Сентенция, написанная для того, чтобы её не опубликовывали

В начале девяностых я подрабатывал по ночам дежурным врачом в реанимационном отделении одной из московских больниц. Отделение было небольшое, коек на двадцать, и все они были мощнейшее переполнены. Потому что времена-то были смутные, с криминальным оттенком.

Некоторые пациенты таяли прямо на глазах, словно уродливый снеговик, слепленный из грязного снега во дворе некрасивой девятиэтажки дебильными детьми перестройки. Другие ни с того ни с сего выздоравливали, и стремглав, что твой калобок из гузки, выписывались, чтобы продолжать дальше бандитировать и кооперироваться. Но большинство зависало надолго. Мы к ним привыкли, и уже почти не замечали, за исключением тех, кто лежал под часами.
Collapse )

* * *

Я уже месяц не какаю
И это меня беспокоит.
Видимо, что-то неладное
Случилось с моим здоровьем.

Видишь, как я страдаю?
А ты со своей любовью!
Отстань, дурилка картонная!
Я задумчивый сильно нынче.

Что же со мной случилось?
И за что мне напасть такая?
Я уже месяц не какаю
И скоро умру, наверное...

Глупые потроха

Я шёл и, на солнышко щурясь,
Думал о сексе изящном -
Мимо мелькали девки,
Красиво ногами махая.

Из распахнутых настежь окон
Звучала музыка всяка,
Пели птички, и с ними сердце,
Почки всякие, печени, гланды.

А когда грузовик наехал -
Не заметил, но больно было.
И теперь потроха мои глупые
Поют свои песни в морге.

* * *

Весна вокруг здоровьем пышет,
А тушка сморщилась и не дышит,
И канат дробится на мелкие части,
Старость - это большое несчастье.

Из тёплых стран вернулись клювы,
И хоть было там клювам весьма нехуёво,
Ностальгии поддавшись влиянью дурному,
Припиздовали всё ж клювы до дому.
И видят - на лавке весенней, зелёной,
Покрашенной только что жирною кистью,
Тушка сидит - с кадыком, в пальтишке,
Ждёт появления первых листьев.

Глазки слезятся, уставившись в небо,
Губы бескровные капнули слюнкой,
Сонная муха ползёт по штанине,
Помнится, как-то в Восточном Берлине
С мулаткой.. А щас на скамеечке в сквере,
С клювами, мухой, кадык вот, опять же...
Грусто быть тушкой с пиписькой вялой
В объятьях весны, сиськастой шалавы.