Laertsky (laertsky) wrote,
Laertsky
laertsky

Categories:

Сентенция, написанная для того, чтобы её не опубликовывали

В начале девяностых я подрабатывал по ночам дежурным врачом в реанимационном отделении одной из московских больниц. Отделение было небольшое, коек на двадцать, и все они были мощнейшее переполнены. Потому что времена-то были смутные, с криминальным оттенком.

Некоторые пациенты таяли прямо на глазах, словно уродливый снеговик, слепленный из грязного снега во дворе некрасивой девятиэтажки дебильными детьми перестройки. Другие ни с того ни с сего выздоравливали, и стремглав, что твой калобок из гузки, выписывались, чтобы продолжать дальше бандитировать и кооперироваться. Но большинство зависало надолго. Мы к ним привыкли, и уже почти не замечали, за исключением тех, кто лежал под часами.

И вот в одну такую зимнюю ночь я сидел в одиночестве и рассеянно смешивал в пробирке всякие жидкости, наблюдая, как меняется их цвет, консистенция и запах. И вдруг отчётливо услышал голоса. Вообще, у нас в реанимации принято, чтобы больной сигнализировал персоналу о своих проблемах лёгким стуком руки по ветхой больничной простынке. И поныне, бывало, сидишь в модном ресторане с уважаемыми людьми, и кто-нибудь из них вдруг лёгонько постучит по краю стола в такт музычке. Я тут же вскакиваю, и как давай интубировать! Ничего не могу поделать с собой. Сила привычки.

А тут средь полнейшей тишины, нарушаемой лишь свистом приборов и бульканьем пациентов - конкретный такой базар! Я пошёл посмотреть, что за дела, и словно окаменел или там одеревенел. Короче, удивился сильно.

Беседовали двое старожилов нашего заведения. Молодая девушка из Тулы по имени Настя, которой мы дали прозвище "старуха Изергиль", потому что она была конченой наркоманкой и кожа её походила на кусок сатина, попавший в зону работы пескоструйной машины. И шестидесятилетний Рафик из Долгопрудного с двумя пулями в голове.

"Изергиль" уже месяц находилась под впечатлением от "золотой дозы", которую мы общими усилиями преобразовали в серебряную. А у Рафика, как я уже кажется, говорил, были три пули в голове. Или осколка. Неважно, в общем.

И у обоих - необратимые повреждения головного мозга, что вообще исключало всякую возможность общения, не говоря уже об общении связном. К тому же их койки стояли через две, и видеть они друг друга не могли вообще никак.

Я быстро схватил диктофон, которым пользовался для записи показаний подследственных на основной работе, и дрожащими руками нажал кнопочку Rec. Стенограмму той записи предлагаю вашему вниманию.

Добавлю, что эта ночь была моей последней ночью в медицине. Я уволился...


Изергиль:

На вокзале Павелецком
Инвалид купался.
Воду хуем загребал,
Костылем толкался.

Рафик:

Весь крутился и пердел
Инвалидушка-пострел!

Изергиль:

Морду в лужу окунул,
Отхлебнул и утонул.

Рафик:
Долго как мудак лежал,
Пока блядь не завонял

Изергиль:

Налетело вороньё...
Охуёпеть. Ё-моё...

Рафик:

И клюёт ему глаза
Не боясь, что там - зара-а-аза..

Изергиль:

Разнесут по всей столице...
Где ми-ли-ци-я?!

Рафик:

Будут гадить на детей,
Ебануться, э-ге-ге-ей!

Изергиль:

Дети-то и так дебилы,
Перекрученные рылы...

Рафик:

Ноги тоже, да и руки -
Мрут как мухи дети-суки!

Изергиль:

Да и взрослым достаётся -
Мало кто уже ебётся...

Рафик:

Ну а если и ебутся -
То одновременно ссутся!

Изергиль:

Вместо спермы льет моча
На портреты Ильича.

Рафик:

А он и не парится,
Щурит глаз, лукавится!

Изергиль:

На шишке раскрутил страну,
В память Димке-братану!

Рафик:

И за Шушино село
Отъебал всех заодно!

Странная обоюдная пауза, тяжёлое дыхание и голос Рафика:

Ой! Бля... Как же спать то хочется...

Изергиль:

Устроившись в ветвях,
Спит выброшенный на хуй
Резиновый матрац...
Скачут часовые стрелки
В такт копытам пьяных телок...
Скоро, скоро всех вас - на хуй!

Рафик:

На одном из яиц Андрея
Нарисована яркая бабочка,
Что зависла над стеблем склонённым чабреца...
И пока будет так, будут мирно
Красить дети пасхальные я-а-а-йца!

Изергиль: А мне сон приснился! Про Стаса Намина почему-то. Будто он в гробу мертвый, а на макушке - дырка, наполовину закупоренная апельсином. Я - больна!

Рафик: Безумцы, они не знают, что впереди у них - Вечность, и незачем торопиться.

Лаэртский: Е-бать... Ебать! Ебать!! Ебать!!!!! (быстрые гулкие шаги, стремительно перешедшие в снежные похлюпы).
Subscribe

  • Видео "Голосов Родных"

    На Youtube выложена запись концерта камерного ансамбля канонического импрессионизма "Голоса Родных" в Центральном Доме Архитектора (16.12.1999).…

  • Сегодня 20 лет последнему эфиру "Монморанси"

    Вот небольшой тред по теме, в ближайшее время он будет пополнен. Если у вас есть какая-то информация или записи эфиров, которых нет на сайте, дайте…

  • Архивная запись

    Радиоэфир, посвященный фестивалю "Индюшата-92" (30 марта 1992 года, радио SNC). В студии Сергей Гурьев и Александр Кушнир. Ведущая - Екатерина…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Видео "Голосов Родных"

    На Youtube выложена запись концерта камерного ансамбля канонического импрессионизма "Голоса Родных" в Центральном Доме Архитектора (16.12.1999).…

  • Сегодня 20 лет последнему эфиру "Монморанси"

    Вот небольшой тред по теме, в ближайшее время он будет пополнен. Если у вас есть какая-то информация или записи эфиров, которых нет на сайте, дайте…

  • Архивная запись

    Радиоэфир, посвященный фестивалю "Индюшата-92" (30 марта 1992 года, радио SNC). В студии Сергей Гурьев и Александр Кушнир. Ведущая - Екатерина…